Соловецкий музей
ГлавнаяНовостиАфишаФотоальбом
Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Музей-заповедник

История музея
Всемирное наследние ЮНЕСКО
Музей-заповедник сегодня
Музейные коллекции
Изучение и публикация наследия
Услуги
Контакты

Веб-камера

«Рассказ про то, как меняется взгляд на прошлое»

Одним из итогов научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей» стала серия интервью с её участниками. Предлагаем вашему вниманию интервью с Зузанной Богумил, доктором социологии, научным сотрудником Академии специальной педагогики им. Марии Гжегожевской.

На конференции Зузанна Богумил представила доклад на тему «Как меняется восприятие истории: Соловецкий лагерь в отзывах посетителей выставки об истории СЛОНа».

— Зузанна, расскажите, пожалуйста, подробно о выбранной Вами теме. Как давно Вы ей занимаетесь? Чем вызван интерес?

Я уже много лет занимаюсь памятью ГУЛАГа. Эта тема была темой моей диссертации. Мне показалось интересным посмотреть и проанализировать, как формировалась память о репрессиях в России. Когда я начинала, информация о лагерях и репрессиях не была доступна широкой общественности, это продолжалось примерно до конца 1980-х годов. Считалось, что эту тему совсем не обсуждали. Но мы знаем, что в 1989 году на Соловках открывается выставка, посвящённая истории Соловецких лагерей, в этот же период начинают возводиться первые памятники в честь тех трагичных страниц истории. То есть получается, что эта тема всегда широко обсуждалась, потому что почва для организации музея была на тот момент уже подготовлена. Главная для меня проблема — понять, как люди начали об этом говорить свободно, когда это произошло. Согласно моим исследованиям, это время приходится на конец 1980-х — начало 1990-х годов. Если быть точнее — 1988 год. Я называют этот период — «карнавал памяти».

В начале 2000-х годов я впервые посетила Соловецкие острова. Тогда я исследовала отзывы посетителей выставки, которые находились в фондах Соловецкого музея-заповедника. Выставка, посвящённая лагерям и репрессиям, открытая в 1989 году на Соловках, была хорошей, но уже в тот момент требовала обновления.

В 2017 году, в год 50-летия Соловецкого музея-заповедника, я также посещала Соловки. На тот момент действовала новая выставка «История Соловецких лагерей особого назначения 1923–1939 гг.». И уже тогда было заметно, как постепенно меняются книги отзывов, сами отзывы, взгляды людей — всё меняется. Мне было интересно исследовать этот процесс: смену взглядов и представлений людей об одном и том же прошлом.

— Уточните, исследовали ли Вы ещё какие-то регионы помимо Соловецких островов?

Работа была произведена по 4 регионам: Соловецкие острова, Краеведческий музей в Республике Коми, Музей политических репрессий «Пермь-36» в Перми, а также Колыма.

Особенно интересны для меня были Соловки, потому что первая экспозиция, посвящённая памяти советских лагерей, ГУЛАГа, была организована именно здесь. В моей книге «Gulag-memories», которая вышла на английском и польском языках, есть целая глава, описывающая выставку, её значение и развитие. Книга является обобщением полевого материала, собранного в течение нескольких лет в ходе поездок по нескольким основным «островам архипелага». Собственно, речь идет о Соловках, Коми, Пермском крае и Колыме. Четыре региона — четыре истории. Истории тяжелого процесса формирования трудной памяти — о репрессиях и, одновременно, о советском прошлом.

Во-вторых, здесь были «объекты», которые хотели что-то с этой памятью «сделать». Это Соловецкий музей-заповедник, Соловецкий монастырь, у которого также появилась своя точка зрения на прошлое, и «Мемориал» — организация, основной задачей которой является исследование политических репрессий в СССР.

— Случались ли в Вашей деятельности находки или открытия при изучении данной темы? Может быть, какие-то факты поразили или потрясли лично Вас?

Я не историк, поэтому не нахожу необычных документов, но я делаю открытия, наблюдая за людьми, за процессами, которые происходят в обществе.

Мне казалось, что в конце 1980-х — начале 1990-х музеи были чрезвычайно важным пространством, а сейчас это забытое место. Многие люди смотрят на выставки, посвящённые теме лагерных репрессий, и считают их устаревшими. Дело в том, что нам всем нужен нарратив. Музеи как раз были такими пространствами, где была предпринята попытка рассказать историю ХХ века по-другому.

Сегодня очень часто мы можем встретить просто памятники с короткой надписью, но этого недостаточно, чтобы углубиться в историю, потому что короткая надпись не рассказывает о прошлом. У вас, например, на Аллее Памяти, которая является площадкой для мероприятий, представлены такие памятники.

В этом плане музей намного интереснее. Он состоит из множества разных элементов: пространства, особенностей построения выставки, предметов, нарратива, текстов, описания предметов. Всё это является намного более сложной структурой и требует осмысления.

— Вы упомянули, что неоднократно посещали Соловецкие острова. Расскажите, пожалуйста, изменились ли Ваши впечатления от этого места? Совпадают ли они с Вашими ожиданиями?

Это моя пятая поездка или даже уже шестая. Первые разы были в 2006 и 2007 годах. С тех пор прошло уже более 10 лет. Я стараюсь приезжать на Соловецкий архипелаг на разные мероприятия.

В 2017 году мы делали летнюю школу для студентов из Польши и России, год назад я посещала острова с мужем по работе на соловецкие праздники — Преображение Господне, перенесение мощей преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, Собор Соловецких Святых, собор новомучеников и исповедников Соловецких, которые проходят в августе. Сейчас моя научная тема — это новомученики, поэтому Соловки являются для меня важным пространством.

Изменений, на мой взгляд, много. Например, видно, что много архитектурных памятников в данный момент находится на реставрации. Заметно меняется пространство: в 2006 году все корабли приходили на Монастырский причал, сейчас — активно задействован Тамарин причал. В начале 2000-х годов можно было ездить на машине перед стенами Соловецкого монастыря, на данный момент существует объездная дорога. Это большие перемены для жителей острова и его посетителей.

Также, по моему мнению, паломников стало больше, чем обычных туристов, то есть состав посещающих Соловецкие острова меняется в сторону более религиозных людей. В 2006–2007 годах я могла на Секирную гору поехать без юбки и платка, сейчас уже не разрешается.

— Наша конференция проходит уже в пятый раз и собирает исследователей, занимающихся темой узников, и родственников заключённых. Как Вы считаете, насколько формат научной конференции позволяет актуализировать тему, связанную с лагерем, среди широкой общественности?

Мне очень нравится в формате научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», что есть свободное время для самостоятельных путешествий по островам. Обычно, наоборот, на таких мероприятиях слишком много времени отводится на пленарные заседания.

Мне кажется, что люди, собравшиеся на этом событии, отражают это научное пространство, собралась достаточно сильная научная группа. Жаль, что не приехали представители «Мемориала».

Соловки очень известны во всём мире, и многие их исследуют. Все, кто занимаются темой репрессий, так или иначе в своих работах будут исследовать Соловки. Формат конференции подходит для обсуждения данной темы, но, может быть, было бы здорово, чтобы заявки на участие в конференции отправлялись не персонализировано, а на научные платформы. Это позволит приглашать большее количество людей.

— Может быть, Вы готовы предложить какие-то другие формы распространения информации/памяти о лагерном наследии?

Думаю, Facebook можно использовать для популяризации информации о данной теме. Часто журналисты пишут в прессе короткую справку о состоявшейся конференции, но в большинстве своём, сами участники события в личных социальных сетях выкладывают «пострелиз» о прошедшем мероприятии. Это не совсем правильно, ведь мир такой глобальный, нужно использовать больше возможностей для распространения информации.

Мне кажется, ещё один, даже более важный канал распространения информации, чем социальные сети — это связи, подразумевающие поддержание деловых отношений в целях популяризации информации о тебе лагерей и репрессий.

— Что бы Вы пожелали Вашим будущим/потенциальным слушателям?

Я очень рада, что у меня есть возможность быть частью этого мероприятия. Есть надежда на то, что в процессе представления доклада получится разговор о том, как меняется взгляд на прошлое. По моему мнению, сегодня память о трагичных страницах истории XX века становится холодной. На этой конференции мы этого не услышим, потому что среди нас много родственников репрессированных. Для них это абсолютно живая память, возможно, даже семейная травма.

Большинство из нас согласится, что мы сейчас живём уже в абсолютно другой стране, и мы должны вместе искать способы, как конструировать, собирать, сохранять эту память.

25 июля 2019
отдел по связям с общественностью
public_relations@solovky.ru


См. также:

164070, пос. Соловецкий, Приморского района, Архангельской области, тел./факс: (81835) 90-241, 90-281, эл. почта: 

Экскурсионное обслуживание: (818-35) 90-321
Общежитие «Петербургская гостиница»: (818-35) 90-375

карта сайта

© 2001—2019 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Создание сайта —
Artil.ru