Соловецкий музей
ГлавнаяНовостиАфишаФотоальбом
Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Музей-заповедник

История музея
Всемирное наследние ЮНЕСКО
Музей-заповедник сегодня
Музейные коллекции
Изучение и публикация наследия
Услуги
Контакты

Веб-камера

«Эта конференция даёт мне Соловки»

Публикуем интервью с участником научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», которая состоялась в Соловецком музее-заповеднике в рамках Дней памяти жертв политических репрессий 2–7 июля 2019 года.

Наталия Юрьевна Сухова — д.и.н., доктор церковной истории, профессор кафедры общей и русской церковной истории и канонического права, заведующая Научным центром истории богословия и богословского образования ПСТГУ. Тема доклада, представленного на конференции: «Священноисповедник епископ Амвросий (Полянский): Царство Небесное как предмет изучения и стяжания».

— Наталия Юрьевна, скажите, пожалуйста, интерес к этой теме вызван спецификой Вашей профессиональной деятельности или личными мотивами?

В любом интересе есть какая-то личная нотка. Интерес к этой теме обусловлен и моей специализацией. Я занимаюсь историей русской церкви, историей русского богословия и, в частности, историей высшей духовной школы, её выпускников и профессоров. Для меня это вертоград наук духовный, лаборатория богословской мысли, загадка, тайна, которую мне всю жизнь хотелось разгадать. Я не надеюсь, конечно, что я её разгадаю, но хотя бы посильное приближение к ее разгадке было бы для меня большой наградой.

— Насколько легко раскрывать и доносить эту тему для широкой общественности, и находит ли эта тема своего слушателя и читателя?

Для широкой аудитории, разумеется, раскрывать эту тему далеко не просто. Во-первых, я не считаю, что моё главное призвание — популяризация. Мне действительно легче иметь дело с академической аудиторией, потому что вся моя жизнь связана с ней. Мое первое образование — механико-математический факультет МГУ. Я преподаватель математики, и до сих пор преподаю ее в высшей школе. Мое последующее богословское и историческое образование также связано с высшей школой. Тем не менее, я понимаю, что богословие не должно замыкаться само в себе и терять контакт с широкой общественностью. Очень важно уметь найти то, что в академических исследованиях важно и интересно более широким кругам. Это неизбежная и неотрывная часть нашей работы, над которой, возможно, приходится работать гораздо больше, чем над академическими лекциями. Мы работаем не для собственного удовлетворения. Мы работаем, чтобы отвечать на актуальные проблемы, в том числе и запросы духовного общества. У протоиерея Георгия Флоровского в его известном труде «Пути русского богословия» есть очень хлёсткая и жесткая фраза о русском богословии конца восемнадцатого века — «богословие на сваях». Эта фраза страшна для богословия, потому что богословие, не окормляя церковную и общественную жизнь, теряет свой смысл. Поэтому научиться проходить путь от академической разработки темы до интересов широкого общества — это задача каждого богослова во все века.

— Как Вы считаете, что нужно делать, чтобы тема репрессий и лагерей была созвучна интересам молодого поколения?

Так как я — преподаватель высшей школы, я работаю с молодым поколением. Мой контингент — молодые люди от семнадцати до тридцати лет. Поэтому этот вопрос является для меня вопросом и профессиональным, и жизненным, и личным. Тем, кого я учу, эта тема, как минимум, интересна: они поступают в наш ВУЗ. Что касается молодого поколения в широком смысле слова, я не сомневаюсь, что в этом случае развивать интерес к этой теме также необходимо. В целом, мне кажется, молодое поколение, как бы оно радикально не было настроено на тотальную новизну, не должно отрываться от традиции. С другой стороны, традиция — это не археологическая ценность. Если каждое новое поколение просто пытается перенести на современные ему реалии традицию как мёртвый слепок, как некую находку, вырытую из земли, то это предательство по отношению к самой традиции. Традиция живая, и в этом кроется очень сложная задача: с одной стороны, не потерять то глубинное, те черты, которые собственно сохраняют ее идентичность, с другой — научиться формулировать традицию на языке современного общества. Я — не сторонник того мнения, что молодёжь — это что-то особенное, некая терра инкогнито, дивная звезда, которую нужно изучать. Действительно, молодёжи иногда свойственны какие-то радикальные мнения, но молодость всегда проходит. И я думаю, что наша задача состоит в том, чтобы сделать это взросление наиболее безболезненным. Как и ребёнку, молодёжи нужно формулировать непростые вещи на более простом языке, но так, чтобы при взрослении не происходило ломки этих принятые в юности модели, а чтобы они развивались, наполняясь каким-то новым смыслом и содержанием. Потому что если будет происходить ломка, за ней последует отторжение. Сегодня человек отходит от веры, церкви, семьи, что является результатом разочарования. Научиться сохранять эти традиционные ценности среди молодёжи — это очень сложная задача, но необходимая.

— Как Вы относитесь к формату таких научных конференций, как наша, посвящённых теме лагерей и репрессий? Является ли этот формат эффективным способом донесения информации до заинтересованной аудитории?

Актуализация темы, связанной с лагерями и репрессиями — это правильно, потому что правда всегда должна быть известна. Я не считаю, что правду нужно скрывать, ведь всё тайное рано или поздно становится явным. Когда правду долго скрывают, а потом она вдруг открывается, то пропадает вера, теряется смысл. Происходит некий центробежный процесс, ведущий к распаду общества. С другой стороны, эта тема во всех смыслах деликатная. И в смысле конкретных личностей, и в смысле этого явления в целом, и в смысле той жестокости, которая не только сопутствовала гонениям, но их определяла. В своем докладе я пыталась кратко упомянуть, что все события, следующие за 1917 годом — это некий парадокс, который проявляет два полюса, две крайности — с одной стороны, мало с чем сравнимое по масштабу и радикальности безумие святотатства и жестокости; с другой стороны, поражающая высота подвига новомучеников как ответа на указанное безумие. Оба эти полюса требуют к себе пристального внимания. Поэтому формат конференции, я думаю, выбран верно.

— Вы не в первый раз принимаете участие в конференции. Поделитесь впечатлениями об этом научном событии. Что изменилось по сравнению с прошлым разом?

Это пятая, юбилейная конференция. И организаторы, безусловно, осмысляют, что на следующем пятилетии необходимо вносить какие-то изменения, какие-то новизны, расти. Мне кажется, что даже в рамках проведенных соловецких конференций накопилось достаточно много информации, которая требует обобщения: не просто фактологии, не просто выявления причинно-следственных связей, а обобщений более глобальных — выявления черт эпохи в целом или какого-либо отдельного явления. Во-вторых, к настоящему моменту сложилось некое ядро этих конференций — люди, которые друг друга понимают, и это создает комфортные условия как для работы, так и для будущего развития конференции. Я совершенно искренне благодарна организаторам и за формат, и за очень чёткую организацию, и за то, что нас тут встречают как родных. Нам предоставляют возможность привезти из Соловков самые лучшие впечатления. Этот формат хорош и с научной точки зрения, и с точки зрения общения, и с точки зрения человеческой, потому что у всех доброе настроение. Сюда приезжают разные люди, в том числе церковные и нецерковные, родственники узников СЛОНа. Каждый видит и осмысляет «соловецкое явление» по-своему, через свою призму. Это хорошо, так как для того, чтобы максимально объективно понять картину, нужны разные точки зрения. Но я также думаю, что нам необходимо вводить какую-то новую нотку, только делать это нужно очень деликатно, чтобы как-то не нарушить очень хороший формат и добрую настроенность.

— Что лично Вам даёт участие в этой конференции?

Во-первых, эта конференция дает мне Соловки. Я думаю, это будет понятно многим, ведь Соловки — это уникальное явление в нашей русской жизни. Во-вторых, — монастырь, что связано с моим профессиональным, духовным интересом. Ну, и конечно, возможность прикоснуться к теме новомученичества. Я думаю, что вся современная культурная, общественная и церковная жизнь построена на крови новомучеников, хотя не все это понимают.

17 июля 2019
отдел по связям с общественностью
public_relations@solovky.ru


См. также:

164070, пос. Соловецкий, Приморского района, Архангельской области, тел./факс: (81835) 90-241, 90-281, эл. почта: 

Экскурсионное обслуживание: (818-35) 90-321
Общежитие «Петербургская гостиница»: (818-35) 90-375

карта сайта

© 2001—2019 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Создание сайта —
Artil.ru