Соловецкий музей
ГлавнаяНовостиАфишаФотоальбом
Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Музей-заповедник

История музея
Всемирное наследние ЮНЕСКО
Музей-заповедник сегодня
Музейные коллекции
Изучение и публикация наследия
Услуги
Контакты

Веб-камера

«Без корней нет человека, народа, будущего»

Публикуем интервью с участником научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловеких лагерей», которая состоялась в Соловецком музее-заповеднике в рамках Дней памяти жертв политических репрессий 4–8 июля 2018 года.

Адам Хлебович, профессор, научный сотрудник Института национальной памяти в Варшаве (г. Варшава, Республика Польша).

— Адам, Вы впервые побывали на Соловках в прошлом году в составе польской делегации в Дни памяти жертв Большого террора?

— Да, это был год 80-летия начала Большого террора. Вместе с делегациями из США, Украины, Литвы, Норвегии мы побывали в урочище Сандармох, Красном Бору, Левашово, Соловках. Это было очень грустное празднование, была молитва, были встречи...

— Как давно Вас волнует эта тема?

— Историей соотечественников в Советском Союзе и на востоке я занимаюсь уже 30 лет, начав со студенческой скамьи. В те дни у нас уже был виден конец эпохи строительства коммунизма, но никакой информации о поляках, живущих в Вашей стране, не было. А нам, молодым историкам очень хотелось помочь соотечественникам: отправить весточку с Родины, посылку с книгами.... Это и стало началом.

Кроме судеб поляков меня волновала история католических приходов, действовавших в Советском Союзе после Второй мировой войны. Тогда, в период репрессий многие поляки покинули Советский Союз или погибли. В Польше об этом почти ничего не знали. Я ездил в Литву, Белоруссию, Украину, а потом и в Россию — знакомился с людьми, с их судьбами.

Хочу добавить, что в Польше мало известно и про Соловецкий лагерь 1923–1939 гг.

— Почему?

— Была вторая мировая война, была Катынь, ссылки, страшные жертвы. И трагедия поляков до войны, трагедия Соловков, она ушла из памяти. И, возможно, только сейчас настало время для её изучения.

— Случались ли в Вашей деятельности неожиданные находки?

— В 2005-м или 2006-м году мне позвонил один человек, знавший о моём интересе (я писал книги и делал доклады) к католическим священникам. Он нашёл воспоминания Висента Ильгина, узника Соловков 20-х годов, и хотел мне их продать за конкретную сумму денег, которой у меня в тот момент не было. Помог профессор из моего университета, который их выкупил.

Оказалось, что рукопись была обнаружена на чердаке старого здания в Кракове. А как она туда попала, совершенно не понятно. Вернувшись из лагеря в 1934 г., Ильгин прожил всего три года в Варшаве, и никаких связей с Краковом, на наш взгляд, у него не было.

— Соловки для Вас — это место молитвы или место скорби?

— Мне хорошо известна история Соловков. Это один из важнейших центров русской православной духовности, монастырь, который более семи веков существовал как место паломничества, место святости. А большевики воплотили здесь дьявольский замысел — создали ГУЛАГ.

В Польше есть Святилище Божьей Матери Ченстоховской на Ясной Гуре — самое важное место нашей религиозной жизни. И, если бы вдруг кому-то в голову пришла идея сделать там тюрьму или лагерь, — это было бы очень страшно. А здесь это случилось...

— Сколько имён поляков, прошедших через соловецкий лагерь, Вы уже знаете?

— Для меня на первом месте не количество людей, а жизнь каждого конкретного человека. Например, совсем недавно узнал о судьбе Камиллы Крушельницкой, родившейся в Барановичах в конце 19-го века. Она училась и жила в России, была верующей, католичкой. Дальнейшая её жизнь стала трагедией: Соловки, предательство любимого человека, расстрел в урочище Сандормах. Русские католики издали книгу об этой молодой женщине, а в Польше — это совсем неизвестная история.

И таких историй немало. Поэтому я планирую ещё раз посетить Кемь, Рабочеостровск, Соловки, чтобы зафиксировать всё, что сохранилось с того времени и подготовить книгу о соотечественниках, попавших в эти места, и не только.

— Как Вы считаете, что нужно делать, чтобы сохранить память о трагедии 20-го века?

— Надо заинтересовать молодёжь в изучении польской и нашей совместной истории. Это задача образования.

С этой целью в нашем институте мы придумываем игры на темы исторических событий, выпускаем короткие фильмы, организуем конференции, на которые приглашаем молодежь. У нас есть отдельные программы для детей и подростков. Чтобы привлечь внимание современной молодёжи, мы используем понятные для них средства, в том числе, рок музыку.

Наш институт даёт образование всем, но я считаю, что прежде всего знания необходимы молодым, перед которыми долгая жизнь, и наша задача — к ней их подготовить.

Совсем не обязательно, чтобы они становились историками. Но какую бы профессию они ни избрали, важно, чтобы они знали свои корни. Без корней нет человека, нет народа, нет будущего.

— Ваши впечатления о конференции?

— Я думаю, что музей и все люди, которые готовят конференцию, делают очень нужную работу. Мы обязаны сохранить память об узниках соловецкого лагеря. Необходимо приглашать россиян, иностранцев. Ведь каждая конференция приносит что-то новое: открываются новые имена, архивные документы, воспоминания.

Интервью подготовила Галина Анатольевна Автушко

17 июля 2018
отдел по связям с общественностью
public_relations@solovky.ru


См. также:

164070, пос. Соловецкий, Приморского района, Архангельской области, тел./факс: (81835) 90-241, 90-281, эл. почта: 

Экскурсионное обслуживание: (818-35) 90-321
Общежитие «Петербургская гостиница»: (818-35) 90-375

карта сайта

© 2001—2018 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Создание сайта —
Artil.ru