Соловецкий музей
ГлавнаяНовостиАфишаФотоальбом
Федеральное государственное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Музей-заповедник

История музея
Всемирное наследние ЮНЕСКО
Музей-заповедник сегодня
Музейные коллекции
Изучение и публикация наследия
Услуги
Контакты
Фотовыставка «Кронштадт. Возвращение к истокам» 21/08
Не покидая Соловецкого архипелага, с 25 по 29 августа 2017 года посетитель фотовыставки «Кронштадт. Возвращение к истокам» сможет совершить паломничество на остров в Финском заливе — в город морской и воинской славы, где 53 года жил и проповедовал святой праведный Иоанн Кронштадтский, где когда-то было более 30 православных храмов, где за последние 15 лет было восстановлено пять из них и ещё три часовни трудами тех, кто и стал главными героями этой выставки. Как возрождалось торжество Православия на благословенной кронштадтской земле, расскажет собранная из 50 непостановочных снимков экспозиция уважаемого на своей малой родине фотохудожника Александра Шеина. Проект осуществлён при поддержке Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника, Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря и Собора Владимирской иконы Божией Матери в Кронштадте. Выставка будет открыта в конференц-зале «Петербургской гостиницы». Время работы: с 14:00 до 18:00.
На Соловках начала работу четвертая Летняя школа САФУ-ВШЭ 17/08
Пушкинский дуб появился в Ботаническом саду 15/08
XIII фестиваль авторской песни «На Соловецких островах» 14/08
В Соловецком музее-заповеднике открылась летняя Соловецкая школа юнг 24/07
На Соловках празднуется 75-летие организации Соловецкой школы юнг ВМФ 24/07
В Выставочном зале Образовательного центра Соловецкого музея-заповедника открылась выставка «Под Соловецким небом» 17/07

Екатерина Лурье: Соловки без Канта (Новые хроники)

Если докрутить до предела контраст в любой графической программе, то второстепенные детали картинки исчезнут, перед вами окажется черное и белое. Ярко-черное и сияюще-белое. Именно это и происходит на Соловках. Здесь все гайки закручены, колки перетянуты — струны либо сразу же рвутся, либо привыкают звучать на самой крайней ноте. Слабость губительна. Контрасты во всем: лесные чащобы и тундра, море и озера, святость монастыря и ужас СЛОНа… Но попробуем по порядку — как говорится, от неолита до главлита.

Соловки

На Соловках нет соловьев. И даже соль никогда не вываривалась. Название архипелага происходит от саамского «суол» — «остров». А на средневековых европейских картах архипелаг подписан как Soulofki — как будто бы от английского soul. Красивое случайное совпадение.

Соловецкий архипелаг был, остается и очень вряд ли перестанет когда-нибудь быть сакральным местом. То есть территорией, предназначенной для совершения обрядов перехода — инициаций и погребений. Земля Смерти множества мифологий, лежащая где-то на Севере, за морем.

Эту функцию острова выполняли для протосаамов — строителей лабиринтов и валунных курганов; для основателей монастыря преподобных Савватия, Зосимы и Германа; для всех насельников монастыря и паломников (что может более отдалить от мира и от жизни, чем переселение на землю смерти?); для всего Советского Союза, в конце концов, когда на Соловках действовали демонические лагеря особого назначения. Ведь, по сути, советские власти очень аккуратно вписались в древний архетип, именно на этих островах устроив свой первый лагерь смерти (чем же иначе объяснить то нерациональное упорство, с которым все новые и новые партии заключенных перевозились с материка на Соловки, чтобы никогда уже не покинуть архипелаг).

И можно сколь угодно скептически собираться рассматривать соловецкие достопримечательности — и только, но давление глыбы чужого страха и чужой святости не почувствовать нельзя.

Свято и страшно — определение из какого-то путеводителя по Соловкам. В общем-то, оно верно — но при этом стоит помнить, что на островах как нигде спокойно. Вы перестаете бояться, суетиться, колебаться.

В этом году туристов на Соловках немного — то ли виной тому кризис, то ли холодное лето. Поселиться нетрудно — и, захватив с собою репеллент, можно идти гулять по поселку и ближайшим окрестностям. Поселок Соловецкий наполовину состоит из монастырских служб: кремля, жилых корпусов, гостиниц для паломников, валунных бань, скотных дворов и даже здания монастырской радиостанции (1915 года постройки). На вторую половину — из бараков и административных корпусов лагерного периода, как здесь говорят. Сложенные из огромных бревен, которые в любой мороз не промерзают насквозь, бараки застенчиво улыбаются окошками с красной геранью и вывесками кафешек. Даже не сразу понимаешь, что это они.

Однако на всех зданиях и даже сараях (то есть, конечно, ледниках) старше 50 лет развешены таблички (вообще музеификация на неожиданно высоком уровне). Всюду информационные стенды, указатели, карты — так что долго пребывать в заблуждении никому не грозит.

Реставрация большинства храмов и скитов выполнена силами музея. И очень странно, когда в разговорах о передаче островов монастырю современный музей отождествляется с советской властью.

Монастырь, вытянутый в форме корабля, стоит на узком перешейке между бухтой Благополучия и Святым озером (последнее было существенно расширенно монахами при игумене Филиппе Колычеве, соединившем 54 озера в единую водопроводную систему, действующую по сей день). Именно при этом игумене были заложены основные каменные монастырские постройки: Трапезная и Спасо-Преображенский собор.

Стены монастыря сложены из огромных валунов. Кажется, что эти стены построены не людьми, но северными троллями. Однако известно, что строительство вел поморский крестьянин монах Трифон (Кологривов), и это воистину мегалитическое сооружение (отдельные «камушки» монастырских стен весят тонн 7–8) было сложено руками братии и паломников. Крепость возводилась против шведов, но шведы никогда ее не штурмовали. Собственно, первым взял Соловецкий монастырь в осаду царь Алексей Михайлович в 1668 году во время «стояния», когда соловецкие монахи не хотели служить по исправленным книгам. Тогда только с помощью предателя государевы войска попали внутрь монастыря.

Во время Крымской войны английские ядра отлетали от монастырских стен, как мячики. В пешей доступности от поселка находится Переговорный камень — плита, установленная на том месте, где 22 июня 1855 года архимандрит Александр отказался продавать коров и прочую скотину бесчинствовавшим в Белом море англичанам.

Но пять веков назад история Соловецкого монастыря начиналась немного в другом месте — там, где ныне находится Савватиевский скит. Именно там поселились пустынножители Савватий и Герман, прибывшие на острова в 1429 году. В науке существует предположение, что бухта Благополучия в то время была занята саамами (в Патерике об этом, правда, не упоминается) — и именно поэтому прибывший через семь лет на Соловки старец Зосима остановил свой выбор на ней — возможно, кроме тяги к пустынножительству он преследовал также и миссионерские цели.

А может быть, отправляющиеся на Соловки монахи не хотели ничего никому проповедовать — а просто услышали от поморов об островах смерти, где «воды сладкие и езера рыбные», но не селится никто. Чем не место для уединенной молитвы в памяти смертной?

Именно в Савватиево в 1923 году произошел т.н. первый массовый расстрел на Соловках. Там содержались политзаключенные — меньшевики, эсеры, анархисты. Они пользовались определенными вольностями, в том числе — свободой перемещения внутри скита. И однажды пришел приказ об ужесточении режима, запрете прогулок после 18.00. В первый же вечер в шесть вечера прозвучал залп; часть солдат стреляла холостыми, а другая часть была не в курсе ситуации и, услышав пальбу, выстрелила настоящими патронами по гуляющим заключенным.

В Савватиевский скит экскурсий сейчас нет. Там постоянно проживает один монах, летом ему помогают в огородах трудники (в северных скитах традиционно выращиваются овощи для монастырской трапезы).

Между монастырем и Савватиевским скитом находится Спасо-Вознесенский скит, он же «Секирка» — штрафной изолятор СЛОН. Именно там оттачивалось искусство убивать людей. Больше года там не «сохранялся» никто. Заключенных держали прямо в церкви — на первом этаже топились печи, но содержавшиеся там люди выгонялись на работы. Сидевшие на втором этаже на работы уже не выгонялись, но и печей там не было. Пропитание было у всех одинаковое: 200 граммов хлеба, кружка кипятка и несколько ложек пшена. Под куполом церкви был карцер.

Кроме банальных расстрелов по расстрельным спискам и не только, в изоляторе широко практиковалось морение голодом до смерти, а также различные более оригинальные виды казней. Иногда целые этапы — человек по двести — сразу же из Рабочеостровска отправлялись на Секирку. Напрашивается вопрос, не проще ли было убить этих людей на материке? Интересно, что в расстрелах были обязаны участвовать по очереди все сотрудники лагеря, включая врачей и поваров. Впрочем, большинство постов, как сейчас бы сказали, «менеджеров среднего звена» занимали бывшие красноармейцы и бывшие чекисты из числа заключенных. «Самоохрана заключённых! Самонаблюдение! Самоконтроль! Ротные, взводные, отделённые — все из своей среды».

Не зря многие публицисты в 90-е годы называли гестаповцев жалкими плагиаторами. Лагерь смерти, бессмысленный и хаотический, но от того еще более страшный, был создан лет за двадцать до Бухенвальда и Освенцима.

В принципе, все любопытствующие могут найти в сети массу противоречивой информации про Соловецкий лагерь — начиная от «Истории нашей канализации» Солженицына и до современных исследований. Повторять эти факты в данном тревеле бессмысленно: скажу честно, если бы я стала читать про СЛОН до поездки, то не поехала бы. Но у меня, к счастью, стоял какой-то блок на подобное чтение…

Сейчас читаю. Третью ночь подряд… Очень помогает от любых прокоммунистических симпатий.

Но давайте о приятном: тундре и трупосожжениях.

Про северные неолитические лабиринты написана масса научной и околонаучной литературы — хотя, к счастью, несравнимо меньше, чем про Стоунхендж или тот же многострадальный Аркаим. Видимо, потому что на тему лабиринтов трудно что-то особое нафантазировать: как обсерватории их использовать нельзя (летом не видно звезд, а зимой — лабиринтов), для чудесных исцелений они тоже не очень подходят. В общем-то, остается две версии использования: в погребальном обряде (вокруг них встречаются валунные насыпи и небольшие курганы с кальцинированными костями — остатками трупосожжений на стороне) и в обряде инициаций. В любом случае, можно реконструировать такую картину: неолитическое население Беломорья раз в несколько лет приезжало на табуированные острова для совершения неких обрядов (погребения праха умерших или инициации подрастающего поколения).

Лабиринты и могильники обнаружены на всех островах Соловецкого архипелага. На одних только Большом и Малом Заяцких островах сохранилось более тридцати штук. К сожалению, большинство археологических памятников находится вне зоны доступа туристов, но и те лабиринты и святилища, по которым проводят экскурсии, производят огромное впечатление — вряд ли где-то еще сохранился столь цельный ритуальный комплекс, как на Большом Заяцком острове.

В завершение — о погоде. И природе.

Первым открытием для меня стало, что в словосочетании «белая ночь» ключевое слово — «ночь». На Соловках в начале июля просто день. Круглосуточно.

Вторым — когнитивный диссонанс: смотришь в одну сторону, вдыхаешь морской запах — ну Крым и Крым. Смотришь в другую сторону, на березы, чернику и валуны — все как на даче.

Третьим — что цвет тундры ярко-зеленый. Тут надо отметить, что на самом Борльшом Соловецком острове тундры почти нет, там несколько подвырубленная зеками тайга, а на мелких островах — Большом и Малом Заяцких, Лудах, тех островках, по которым проходит валунная дамба XVI века, связывающая Большой Соловецкий с островом Большая Муксалма — участки тундры перемежаются с лесотундрой.

На Соловках кажется, что ты — на краю. Вообще-то это не совсем так, и Соловецкий архипелаг — даже не крайний север, и 160 с чем-то км до Полярного круга, если смотреть на карту. Но субъективное восприятие примерно такое. И на этом краю стоит побывать.

***
Добраться до Соловков можно самолетом — из Москвы или Архангельска, или морем — через Кемь, Беломорск или опять же Архангельск. Турфирмы обычно возят именно через него (путь по морю в этом случае занимает около 12 часов). Наиболее дешевым вариантом является путь через Кемь. От вокзала на автобусе или такси (таксисты просят 300, с местными можно сторговаться за 200 р.) добираетесь в порт (он находится в Рабочеостровске, примечательном тем, что именно в нем снимался фильм «Остров»). По сети ходит миф, что до островов можно добраться «на местных жителях». Это не совсем так — может, кому-то и везет, но редко.

Поэтому стоит запомнить расписание катеров:
8.00 — «Василий Косяков» (500 р.);
10.00 — «Туман» (650 р.).
И все. Известны случаи, что люди, не успев на катер, весь день сидели на пристани.

Обратно:
16.00 — «Туман»;
17.30 — «Василий Косяков».

Поселиться на Соловках можно в палаточном городке (около 60 р. с носа), в частном секторе (от 200 р. без удобств до 800 с горячей водой и инетом), в гостинице «Петербургская» (это общежитие Соловецкого образовательного центра, от 300 р. в зависимости от количества мест в номере) и других гостиницах (от 1200 р.). Также есть специальные гостиницы для монастырских трудников.

Билайн на островах мышей не ловит.

Экскурсии проводят монастырь и музей. На монастырских экскурсантам дается время помолиться около каждой святыни, зато музейные проводят квалифицированные историки и археологи. Также есть авторские экскурсии.

Все достопримечательности, кроме самого монастыря, находятся на достаточно немалом расстоянии от поселка. Основной вид транспорта — велосипед (в поселке несколько пунктов проката). При велосипедных прогулках стоит учитывать, что на островах много болот, поэтому стоит захватить с собой такие джинсы, в которых будет не страшно вязнуть в трясине. Есть автобусные экскурсии, а также экскурсии на лодках и катерах (по внутренним озерам и на другие острова архипелага). О дальних экскурсиях (архипелаг Кузова, остров Анзер и т.д.) лучше узнавать заранее.

На Соловецких островах летом вам пригодятся теплые вещи, ветровка, репеллент, термос. Но не стоит забывать про купальник (вода в лесных озерах, как и в озере Святом, вполне прогревается) и солнцезащитный крем.

В принципе, все самое необходимое из продуктов и промтоваров можно купить в поселке.

Главное — быть готовым шагать, грести, крутить педали, вбирать в себя по всем каналам восприятия новую информацию — иногда жесткую, страшную, леденяще холодную. И тогда вам обязательно удастся поймать сдержанную улыбку Соловков.

Новые хроники, 16.07.2009
Оригинальный адрес: http://novchronic.ru/3848.htm


См. также:

164070, пос. Соловецкий, Приморского района, Архангельской области, тел./факс: (81835) 90-241, 90-281, эл. почта: 

Экскурсионное обслуживание: (818-35) 90-321
Общежитие «Петербургская гостиница»: (818-35) 90-375

карта сайта

© 2001—2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»

Создание сайта —
Artil.ru